ГУВД Минского Горисполкома
www.guvd.gov.by
Телефон доверия: 229-40-01
 
Опрос
Нужен ли проект "Перехват"?
ГУВД / отдел кадров / идеология / легенды столичной милиции / стрельская елена александровна

Стрельская Елена Александровна

Стрельская Елена Александровна

СМОТРЮ ВПЕРЕД — ВИЖУ, ЧТО ПОЗАДИ

И это все о ней…

 «Однажды на Коvаровском рынке с Леней Зезюльчиком услышали крик: «Держи вора!». Точно, бежит кто-то, на ходу сбивая с ног людей. Мы за ним. Он на ходу выбросил кошелек. Делаю невообразимый прыжок, хватая «щипача» за спортивное трико, и… стягиваю вместе с трусами! Он валится на землю, я на него, на меня — Зезюльчик. Куча мала, да и только. Я тогда растянула связки на ноге». («Бюро находок впору открывать Елене Стрельской, отдавшей борьбе с карманными кражами более 22 лет». Газета «Вечерний Минск» за 27 июня 2003 г.).

Служебную биографию старшины милиции в отставке Стрельской Елены Александровны можно изучать по газетным вырезкам. «На страже», ее предшественница «На страже Октября», «Вечерний Минск», «Минский Курьер», «Обозрение», журнал «Милиция Беларуси» и т. д. Характерные заголовки: «Хрупкая гроза карманников», «Ее боялись минские карманники», «Гроза «щипачей», «Личный сыск старшины Стрельской».

Первые публикации в СМИ о ней появились в первые же месяцы милицейской службы. На фотографии девушка в форме рядового милиции держит в руках развернутую книгу. Рядом с фото небольшой текст: «Казалось, совсем недавно Лена Лисакович (девичья фамилия Стрельской — А. А. ) надела милицейскую форму. Но непривычная служба пришлась по душе девушке. Лена с первого дня активно включилась в жизнь подразделения ведомственной милиции г. Минска. Хорошо неся службу, она успевает много сделать по общественной работе, побывать на репетиции художественной самодеятельности. В свободное время девушка не расстается с книгой. Сейчас она занимается на подготовительных курсах, чтобы поступить в школу и получить аттестат зрелости». («На страже Октября», 1964

Коллаж на первой странице газеты «На страже Октября» № 1 за 1968 год, посвященный Новому году. Среди представителей различных служб МВД в соответствующей форме — младший сержант милиции Лисакович.

Портрет улыбающейся девушки в милицейской шинели с погонами младшего сержанта. «Елена Лисакович работает в минской милиции. Молодая комсомолка заслуженно пользуется авторитетом и доверием товарищей по службе. Недавно у Лены произошло большое событие в личной жизни, она вышла замуж. Желаем ей семейного счастья, успехов в работе!». («На страже Октября», 1968).

Портрет старшины милиции с нагрудным знаком «Отличник милиции». На снимке: Удзельнiк слету выдатнiк мiлiцыi малодшы iнспектар крымiнальнага вышуку А. Стрэльская. («На страже Октября», 1974)

Из заметки В. Жуковского, бывшего руководителя ОПГ, посвященной встрече сотрудников уголовного розыска с ветеранами службы в день 75-летия УР: «На нашей встрече присутствовала бывшая сотрудница угрозыска Е. Стрельская. Она в свое время считалась незаменимым специалистом по задержанию карманных воров. Известно, как трудно взять карманника с поличным и предъявить обвинение. Так вот, Елена обладала таким талантом. Необыкновенная зрительная память, быстрая реакция, какое-то особое чутье — все это давало неизменный, порой удивительный результат. («На страже», 1993).

И это лишь малая толика внимания СМИ к Елене Александровне Стрельской. Почему такое внимание? И кто она такая?

Детство, юность

Родилась Елена 30 июня 1943 года в деревне Каменка Дзержинского (впоследствии Узденского) района Минской области. Мать, Анастасия Адамовна, родила 8 детей. Жили бедно. Для деревни время тяжелое. Работал только отец. Четверо детей умерло в возрасте 1-3 лет. Двое — немного постарше. Лена одна из самых младших — двойняшек. Вторая умерла в возрасте трех лет от воспаления легких. Болели обе, но лекарств не было. Только окончилась война. У врача оказалось всего 3 ампулы пенициллина. Мать сказала: «Мне дороги обе». Спасительное лекарство разделили поровну — по 1,5 ампулы на каждую. Сестре не помогло. В итоге в живых остались только самая старшая Анна 1925 года рождения и самая младшая Елена.

Места на малой родине живописные. Рядом лес, речка Усса. Летом раздолье для детворы, но детские забавы уходили на второй план. С десяти лет уже работала по дому наравне с взрослыми. В 14 лет по окончании семи классов пошла работать в местный колхоз. Работа физически тяжелая — на полевых работах посадка, прополка, уборка, трепала лен, вывозила навоз. Но — молодость! Хватало сил после работы участвовать в художественной самодеятельности — пела в колхозном хоре, бегать на танцы, на свидания.

  «Придешь с работы — кажется, сейчас упаду. Есть не хочется — только спать. Да куда там! Рядом сельсовет, а там, на крыльце уже гармошка играет, хлопцы и девчонки собираются. Перекусила — и на улицу. До утра. Потом снова на работу. Откуда силы брались? Была работящая с детства. Хотя и пыталась заниматься женской работой — шить, вышивать, вязать — не интересно. Вот топор, пила, отцовские инструменты — это да! Мне надо было родиться мальчиком» (смеется).

Помимо трудолюбия, брызжущей энергии, целеустремленности, жизнерадостности самой природой в характер Лены заложены и отзывчивость, нетерпимость к несправедливости, желание и умение помочь.

О том, что Стрельская не икона, а живой человек, говорят ее некоторые воспоминания детства. На подворье чем-то задавило цыпленка. Завернула тельце в тряпочку, затем в бумажку, положила в какой-то глиняный черепок (гробик) и похоронила в саду. Целый день плакала.

В первом классе, когда еще училась выводить палочки, крючочки, увидела у старшего брата подружки-соседки школьную тетрадь с сочинением. «Там такие буквы красивые были, так ровненько и чистенько написано, что я не удержалась и «стырила» эту тетрадку. Принесла домой и спрятала под подушку. Пропажу обнаружили, пришла соседка и спрашивает, не брала ли я тетрадку. Я долго отрицала, а мама долго уговаривала — больше некому. Не выдержала, разрыдалась, отдала, но так жалко было. Может уже с тех пор у меня тяга ко всему красивому?».

Отец прижимистый был. Лена уже работала в колхозе, но деньги за нее, как несовершеннолетнюю, получал отец. Он говорил: «Пока в семье живешь — мой хлеб жуешь». Однажды отец и мать поехали на заготовку сена, на целый день. Лена по какой-то причине осталась дома одна. Страшно захотелось конфет, а всего-то 14 лет — девчонка. Были тогда самые дешёвые конфеты- «подушечки», карамель с начинкой из варенья. Денег нет. В сельмаге можно было сдать куриные яйца и другую домашнюю сельхозпродукцию, а в обмен получить товар, соответствующий цене сданного. Собрала десяток яиц и понесла в магазин. Не приняли — тары нет. А конфет хочется! Знала, что отец хранил деньги в старом портмоне, которое прятал в нише на потолочной балке. С помощью ухвата портмоне с балки сняла. Вынула трехрублевую купюру, сходила в магазин, на все 3 рубля купила целых 300 граммов «подушечек». А как положить портмоне на место? Почти три часа провозилась. Испробовала массу вариантов для решения этой сверхсложной задачи — водворить портмоне в тайник под самым потолком. Несколько раз падала, чуть не покалечилась, но получилось. Вечером отец сразу обнаружил пропажу. Оказывается, он помечал каждую купюру отдельными, только ему известными, метками и помнил их. Сколько не допытывался отец у Лены кто взял, кто был, где деньги, она так и не призналась. Призналась, уже работая в милиции. «Вот такая я была воровка с детства, — смеется Елена Александровна. — Но это были единственные случаи в моей жизни, когда я взяла что-то не свое. Наверное, поэтому они и врезались в память навсегда».

Затем год работала почтальоном в Каменецком почтовом отделении, но для энергичной девушки спокойная деревенская жизнь была скучноватой.

В 1961 году поехала в Минск и 27 апреля по совету знакомой поступила рабочей в парниково-тепличный комбинат. Еще не было 18 лет. И здесь была не на последнем месте. «Спортсменка, участница художественной самодеятельности, заместитель секретаря комсомольской организации комбината» (из характеристики-рекомендации 1963года).

В милицию. Полк

В 1963 году Минский горком ЛКСМБ объявил призыв девушек для службы в милиции. Отбирали тщательно — с активной жизненной позицией, только по рекомендации трудовых коллективов и райкомов комсомола. В числе отобранных и рекомендованных 25 девушек была и Елена. В ее личном деле есть и рекомендация Советского РК ЛКСМБ Минска начальнику столичной милиции от 8 августа 1963 г. на Лисакович Е. А.  5 сентября все девушки были зачислены в штат полка УВД Мингорисполкома по охране партийных, советских и административных органов (ведомственный полк) и с этого же дня они стали курсантками Учебного пункта МООП БССР. Елена Александровна бережно хранит две фотографии этого периода. На первом все двадцать пять девушек еще в «гражданке», но уже с преподавателями пункта, на втором — они же через три месяца, но в форме рядовых милиции — «выпускницы». Рядом с ними начальник столичного УВД полковник милиции В. А.  Пискарев. На обороте каждой фотографии перечислены фамилии всех изображенных на них.

(В 2008 году в по инициативе ветеранов бывшего полка милиции УВД в Центральном музее МВД состоялась встреча бывших курсанток учебного центра, отмечающих 45-летие со дня выпуска, на которую пришло только четырнадцать. «А герой наших публикаций, младший инспектор уголовного розыска Елена Стрельская, до сих пор работает в Академии МВД. Ее 23-летний опыт сыщика не имеет аналогов на территории бывшего СССР. За эти годы Елена Александровна лично задержала более 600 воров-карманников и прочих преступников! Она достойно отдельной экспозиции в нашем музее». На снимке: «Как молоды мы были!..» — выпускницы делятся воспоминаниями с генералом Виктором Алексеевичем Пискаревым. («На страже». Октябрь 2008 г.). Кстати, в настоящее время в музее есть такая экспозиция). (Фото13)

После первоначального обучения Елена приступила к полноценной службе в полку. Охраняла главный корпус Академии наук БССР. «Вначале по ночам страшновато было. Оружие. Ответственность. Одна в огромном безлюдном здании. Главную входную дверь запирать категорически запрещалось — проверяющий должен иметь свободный доступ, иначе подумает, что спишь на посту. Потом привыкла, втянулась» — вспоминает Елена Александровна.

20 марта 1964 г. она приняла присягу, в мае присвоили звание «младший сержант милиции». А молодая энергия била ключом. При образцовой службе успевала везде: училась в вечерней школе, пела в хоре ансамбля песни и танца минской милиции, участвовала в спортивных мероприятиях УВД по лыжному спорту. Вспоминается один эпизод. Участвовала в каких-то соревнованиях за городом. Был сильный мороз, ветрено, пробежала свою дистанцию, но соревнования еще не закончились. Стала остывать и мерзнуть. Теплой обуви не было, ноги окоченели. Это заметил Виктор Алексеевич Пискарев — тогда начальник УВД, отправил водителя на машине к себе домой с запиской жене и тот привез валенки. «Есть фотография, где я в «пискаревских» валенках отогреваюсь».

ОПО

Тогда в минской милиции специальной структуры, службы или подразделения по борьбе с карманными кражами не было. В отделе уголовного розыска города была только одна штатная единица старшего инспектора по организации борьбы с этим видом корыстных преступлений. Нашли выход и создали внештатную сборную группу из рядовых милиционеров разных подразделений. Возглавил ее майор милиции Николай Александрович Соколов. В личном деле Стрельской сохранился рапорт начальника ОУР УООП Мингорисполкома Саркисова от 27.01.1966 начальнику УООП Жуку П. С.  о переводе «из полка ведмилиции в оперативный дивизион мл. сержантов Володиной Валентины Владимировны и Лисакович Елены Александровны с последующим прикомандированием их в ОУР УООП для работы по борьбе с карманными кражами». (Валентина Володина закончила службу в ИДН в звании майора — А. А. ). В соответствии с этим рапортом в конце февраля 1966 года Елена была переведена милиционером 3 разряда в Отдельный опермотодивизион УООП Мингорисполкома. В личном деле есть записи о переводах Стрельской милиционером 2 разряда в отдельный дивизион отдела милиции Ленинского райисполкома, милиционером 1 разряда в дивизион отдела внутренних дел Центрального райисполкома, где она получала форму, оружие, присутствовала на политзанятиях и строевых смотрах, но место непосредственной службы оставалось неизменным — внештатная оперативно-поисковая группа столичного уголовного розыска. В 1972 году в штатах службы уголовного розыска появилась должность младшего инспектора. В сентябре Стрельская прошла месячные курсы МВД БССР по подготовке младших инспекторов уголовного розыска и с 1 марта 1973 года в этой должности была уже официально зачислена в штат ОУР УВД Мингорисполкома.

О том, как служила Елена Александровна Стрельская, говорят не только публикации в СМИ, но и государственные и ведомственные награды: Отличник милиции — 1974 г. Грамота Верховного Совета БССР — Указ ПВС БССР от 4.11.1977 г. Медали: 50 лет советской милиции (1968), За безупречную службу 3 — й (1973), 2-й (1978), 1-й (1983) степени, Ветеран труда (1988), 90 лет белорусской милиции (2009). В личном деле есть записи о 55 поощрениях, в числе которых и за активное участие в спортивно-массовых мероприятиях, в ансамбле песни и танца Минской милиции. За 1977 год признана лучшей по профессии в городе с вручением премии в 50 рублей и занесением в Книгу почета УВД Мингорисполкома. (На втором этаже здания УВД была Доска почета, куда поместили и фотографию старшины милиции Е. А.  Стрельской, но через несколько дней сняли — вход в здание тогда был свободный и кто-то из руководства решил, что в лицо оперативника — поисковика посторонние люди знать не должны. Обидно. Сам помню этот факт. — А. А. ).

По мнению Елены Александровны, свойства, крайне необходимые при работе личным сыском — наблюдательность, зрительная память, мгновенная реакция, физическая выносливость и актерство. Кстати, об актерстве. Когда она работала в парниково-тепличном комбинате, ходили с девчонками на танцы в воинскую часть на ул. Я. Коласа. Как-то пришел к ним в общежитие на ул. Парниковой солдат из этой части к какой-то девчонке. Лена уговорила его отдать на время солдатскую форму. Переоделась в нее и пошла на танцы в эту часть. Некоторое время никто ничего не замечал. Но затем обнаружила, что солдаты как-то подозрительно приглядываются к ней. Чтобы отвести подозрения подошла к одному солдату и попросила закурить. Так как сама не курила, а дым должен идти, вставляла сигарету горящим концом в рот и выдыхала его клубы. Так ее и не раскусили. Зато сколько разговоров и хохоту было потом в общежитии.

Когда в одном из крупных магазинов на Ленинском проспекте пошла серия краж кошельков из женских сумок, по согласованию с администрацией магазина Елена устроилась «продавцом». Несколько дней стояла за прилавком, справляясь с обязанностями и продавца, и «поисковика». В результате вычислила двух цыганок, которых с помощью коллег и задержала. Кражи в магазине надолго прекратились.

«Моими учителями в профессии и по жизни были такие мастера личного сыска как старшины Василий Викторович, Станислав Жидович, Леонид Зезюльчик, Аркадий Исаенко, Федор Мультан. Самым первым был Мультан. Его слова не только всегда помнила, но и применяла на практике: «Главное правило сыскаря — смотрю вперед, вижу сзади». К сожалению, из этого первого ядра оперативно-поисковой группы в живых остался только Леонид Зезюльчик, которому в этом году исполнится 80 лет, и с которым мы поддерживаем дружеские отношения до сих пор». Но зато Елена Александровна сама вырастила целую плеяду учеников, которые не только стали профессионалами-сыщиками в ОПО, но и офицерами уголовного розыска — Иван Боровский, Валерий Башлаков, Александр Ломакин, Николай Хмурко. А некоторые, пройдя школу оперативно-поисковой группы, в том числе Стрельской, выросли до руководителей подразделений — Александр Ошмянский в свое время возглавлял «убойный отдел» УУР УВД, Валерий Румынский был в руководстве 6-го отдела УВД (по борьбе с организованной преступностью), Виталий Субелиани совсем недавно ушел в отставку с поста замначальника одного из Управлений ГУУР МВД.

«Трудно ли работать в мужском коллективе? Не знаю. Не с чем сравнивать. Я всегда работала с мужчинами. Но мне было легко. У меня всегда были теплые, дружеские отношения с коллегами. Среди мужчин меньше интриг, зависти, больше открытости, доверия, желания помочь друг другу, прикрыть тыл. Во всяком случае, я это ощущала всегда».

Был период, когда с июня 1982 по декабрь 1984 была милиционером ИВС. Ушла из ОПГ из-за конфликтов с руководителем группы. «Если я дам команду «лечь-встать» сто раз, вы выполните, потому что я это сказал». Никогда у Стрельской не было конфликтов с руководством (ни до, ни после), но в такой обстановке она работать не могла. Характер не тот. В личном деле есть рапорт с просьбой о переводе «по семейным обстоятельствам». Но ни слова о реальной причине перевода. Не заложила, не наябедничала, не пожаловалась. Работая в ИВС, продолжала оставаться «сыщиком-поисковиком». За этот период у нее было несколько личных задержаний пóходя, между делом. Даже имела за них поощрения от руководства ГУВД. Иногда в свободное время подключалась к ребятам из ОПГ негласно, не ставя в известность руководство. Просто, чтобы не потерять квалификацию по личному сыску. Когда горе-руководитель ушел с этой должности — она вернулась и служила в оперативно-поисковом отделе до ухода в отставку.

Уволена Елена Александровна из органов внутренних дел приказом УВД от 30.11.1988 г. по болезни с выслугой в 25 лет 2 месяца 24 дня.

Семья

С будущим мужем Александром Стрельским Елена   познакомилась в общежитии Академии наук, где жили сотрудники ведомственного полка милиции, охраняющие здания академии.




Саша после армии тоже служил в ведполку, вместе защищали спортивную честь полка на спортивных соревнованиях. В конце декабря 1967 года поженились, о чем тут же сообщила ведомственная газета (см. выше). Сняли комнату в частном доме на ул. Базисной. Через пару лет УВД предоставило однокомнатную служебную квартиру на ул. Ново-Виленской. А после двенадцати лет стояния в очереди получили свою однокомнатную на Логойском тракте, в которой и сейчас живет Елена Александровна.

«Я своему мужу очень благодарна. За доверие, за внимание и заботу. Бывало, придешь, ног не чуя, свалишься на диван без сил, а Саша и раздеться поможет, и глупых вопросов не задаст, и ужин уже готов».

О доверии. Встретила как-то соседка в городе Лену с парнем под ручку. «Мы тогда долго «водили» одного карманника. А в таком случае нет лучшего способа замаскироваться, как сыграть влюбленную пару». Вечером соседка зашла к ним домой под каким-то надуманным предлогом и между делом говорит Саше: «Вот Лена часто жалуется, что работа тяжелая, устает она. Конечно, устанешь — часами гулять по городу с молодыми парнями». Саша засмеялся: «Знаешь, я очень рад, что моя Лена нравится не только мне». Соседке нечего было сказать.

А Саша не только знал работу Лены. Но хорошо знал всех ее коллег. Они все были друзьями семьи. Часто бывали в доме Стрельских, а Саша нередко бывал на неофициальных мероприятиях, проводимых сотрудниками оперативно-поисковой группы, а затем отдела. Это видно и на фотографиях. Когда Саша по каким-то причинам отказывался посещать то или иное мероприятие, на намеки Лены о том, что возвращаться она будет поздно и не плохо бы иметь мужское сопровождение, тот с улыбкой отвечал: «Ничего, ребята не бросят. В крайнем случае, Лешка проводит». Это он об Алексее Мониче, по возрасту годившийся почти в сыновья Елене, но друг семьи и один из самых преданных «кавалеров».

В аттестациях начала карьеры в личном деле Стрельской при всех однозначно положительных характеристиках единственным недостатком отмечалось: «не работает над повышением образовательного уровня». В то время семь классов даже для рядового сотрудника было уже мало. Вместе с мужем пошли «повышать уровень» в вечернюю школу. Лена посещала расположенную на Добромысленском переулке, прямо напротив УВД, чтобы не тратить время на переезды. Но и здесь приходилось отпрашиваться у учителей с последних уроков, чтобы успеть закупить продуктов до закрытия магазинов. Если не успела — семья будет голодной. По окончании школы на семейном совете решали, кому учиться дальше. «Я решила, что для моей работы, которая очень нравилась, образования хватит. В начальники не стремилась. Максимальное звание для младшего начальствующего состава в то время — старшина милиции — мне хватит. А мужчина — добытчик, кормилец, глава семьи, ему важны положение, авторитет». Таким образом, Елена Александровна подарила образование мужу, который окончил Белорусский политехнический институт, затем работал инженером на крупных заводах, в НИИ, главным энергетиком инструментального завода. К сожалению Александр Стрельский в результате гипертонического криза скоропостижно скончался в 1999 году. Если бы Лена сама пошла учиться дальше — из нее мог бы получится хороший штабной работник, преподаватель, следователь.

После службы и снова в строю

Уйдя в отставку, Елена Александровна не стала почивать на лаврах и отдыхать. Четырнадцать лет проработала в приемном отделении Республиканского госпиталя МВД нянечкой. Ее помнят многие пациенты — переодевала поступающих больных и помогала добраться до нужного отделения и палаты, иногда на коляске. Затем восемь с половиной лет в санчасти Академии МВД — тоже няней. За этот период получила 24 поощрения. Только в сентябре 2010 года, в возрасте 67 лет, окончательно ушла на покой. А всего, по записям в трудовой книжке Стрельской, ее трудовой стаж насчитывает 50 лет 3 месяца и 10 дней. И где бы ни служила или работала Елена Александровна, ее и помнят, и тепло отзываются. Она до сих пор сохраняет дружеские отношения с людьми, с которыми столкнула судьба, ее до сих пор зовут на разные мероприятия, сами навещают. Когда уходила на «гражданку», на проводы пришли и коллеги из ИВС, где она прослужила-то всего два с половиной года. С Лидией Давиденок работали вместе в «парниках», вместе пришли на работу в полк, до сих пор дружат (с 1961 года!).

О «пенсионной» активности Елены Александровны говорит хотя бы такой эпизод. В 2001 году, будучи на отдыхе в санатории «Белая Русь», она познакомилась с заслуженной артисткой республики Надеждой Микулич и пела вместе с ней в концерте для отдыхающих.

В 2008 году была создана первичная организация ветеранов УУР ГУВД Мингорисполкома и Стрельская стала ее членом одной из первых. Поражает ее готовность принимать самое активное участие в любом мероприятии — экскурсии в Несвиж, Мир, Жировичи, на Линию Сталина, музеи, выставки — она на больных ногах, с палочкой в числе первых. Разговор об участии короткий: «Где? Когда? Буду». Член совета ветеранской первички, член женсовета. Когда в 2012 году Минский горсовет ветеранов ОВД организовал сбор книг для библиотеки Минского кадетского училища № 1 из собранных ветеранами 750 книг ровно 160 из личной библиотеки Стрельской. Для их перевозки понадобилась помощь сотрудников ОПО с автомобилем. Государственная награда — медаль «90 лет белорусской милиции» тоже вручалась далеко не всем ветеранам.

По ходатайству первичной организации ветеранов Управления уголовного розыска ГУВД Минский городской совет ветеранов ОВД решением от 24 апреля 2013 года Елене Александровне присвоено звание «Почетный член совета» этой первички.

«Если бы не проблема с ногами, по духу чувствую себя чуть за тридцать (улыбается). Но о болезнях не будем. Перебьемся».

Идеологический аппарат и совет ветеранов ГУВД готовят вечер-портрет легенды минского уголовного розыска старшины милиции, отличника милиции Елены Александровны Стрельской.

Александр АЛЕКСАНДРОВ